Перед Вами две статьи одного автора – Микитюка Владимира Петровича. И поскольку автор любезно разрешил поместить этот материал на нашем сайте, я счел возможным опубликовать их. Статьи, на мой взгляд, имея общее название, дополняют друг друга. Все эти данные были опубликованы в журнале "Стройкомплекс     Среднего    Урала",    декабрь-январь    2001-2002 г.г., С.60-61.

       Микитюк Владимир Петрович - научный сотрудник Института Истории и Археологии УрО РАН.

 

После долгих лет неизвестности, о судьбе семьи Ивана Фомича Круковского, появились данные, которыми я хочу поделиться с посетителями сайта. Это рассказ о судьбе Круковских из Екатеринбурга и их потомков.

Микитюк В. П.

Троебогатый Фомич

Иван Фомич 

  В 1914 г. в газете “Уральская жизнь” было напечатано предлинное стихотворение, в котором имелись следующие строки:

То сверхобщественный талант, -

Король над думой (без короны),

То пресловутый фабрикант,

Производящий макароны;

Екатеринбуржцы без особого труда узнали в герое стихотворения Ивана Фомича Круковского, известного в городе под прозвищем “Троебогатый Фомич”. Смысл прозвища объяснялся весьма просто – Круковский имел в Екатеринбурге 3 фабрики, почему и именовался местными остряками “троебогатым”.

Иван Круковский появился в Екатеринбурге в конце 1880–х – начале 1890–х гг. в качестве жениха, а затем мужа Екатерины Андреевой, являвшейся дочерью купца Якова Прохоровича Андреева, владевшего банкирской конторой и рядом промышленных предприятий, в том числе пивоваренным и винокуренным заводами.

К этому времени потомственный дворянин Круковский успел окончить Петербургский Лесной институт и несколько лет прослужить в качестве лесничего в различных регионах России. Женитьба принесла бывшему лесничему солидное приданное, в том числе каменный двухэтажный дом, каменный флигель с подвалом, пивоваренный завод, расположенные на углу улиц Колобовской и Вознесенской.

Решив заняться бизнесом, Иван Фомич действовал очень решительно. Он упразднил пивоваренный завод, не желая конкурировать с аналогичными предприятиями Э.Ф.Филитц и К.Я.Гребенькова. В освободившихся помещениях Круковский разместил оборудование для производства обоев и макарон, став, таким образом, “двоебогатым”.

Открыв обойную и макаронную фабрики, Иван Фомич, конечно, рисковал, поскольку таких предприятий в Екатеринбурге никогда еще не было, и никто не мог гарантировать, что их продукция будет пользоваться спросом. С обойным производством было полегче, так как екатеринбуржцы уже давно пользовались обоями для украшения своих домов, покупая их в специализированных обойных магазинах. Круковский первое время не мог превзойти обои московских и петербургских фабрик по качеству, компенсировав это более низкой ценой на свою продукцию.

С макаронной фабрикой, пущенной в 1893 г., было сложнее. Екатеринбуржцы с удовольствием питались макаронными изделиями, правда, в основном, домашнего приготовления. И, тем не менее, расчет Круковского оправдался: возросшая динамика жизни заставила многих екатеринбуржцев изменить отношение к питанию – все большим спросом стали пользоваться продукты быстрого приготовления.

Именно поэтому вермишель, макароны и спагетти от Круковского пришлись по душе многим екатеринбуржцам, а затем и жителям других уральских и сибирских городов, тем более, что макаронная фабрика Ивана Фомича была единственной не только на Урале, но и в Сибири и Дальнем Востоке.

Объем производства макаронной фабрики был невелик, поскольку ее продукция все–таки являлась почти революционной новинкой для урало-сибирского рынка. В 1908 г. предприятие выпустило вермишели, макарон и спагетти на 8 тысяч рублей, в 1909 г. фабрика произвела 6 тысяч пудов продукции на 18 тысяч рублей.

В 1903 г. Иван Круковский основал недалеко от Уктуса свое третье предприятие – фабрику под названием “Гера”, на которой наладил производство ручных прессов для пакли, сена, шерсти, а также плугов, молотилок, соломотрясов, веялок, приводов и прочего. С появлением “Геры” Круковский был возведен в степень “троебогатого Фомича”. Правда, позднее Иван Фомич передал “Геру” в управление своим сыновьям.

В Екатеринбурге Круковского знали не только как удачливого предпринимателя, но и как активного общественного деятеля, игравшего заметную роль в различных общественных организациях и в городской Думе, гласным (депутатом) которой он состоял с 1894 по 1917 гг. По поручению Думы Иван Фомич не раз входил в состав различных комиссий, ведавших сооружением общественных и благотворительных зданий. В частности, он был членом строительного комитета, занимавшегося сооружением Верх-Исетского сиротско-воспитательного дома им. С.А. Петрова.

Иван Фомич был настолько активен, что его фамилия почти постоянно встречается в списках различных организаций и думских коммисий. В 1914 г. Иван Фомич был избран членом дюжины думских коммисий, установив таким образом своеобразный рекорд, который и стал поводом для появления шутливого стихотворения в “Уральской жизни”.

События 1917–1919 гг. внесли в жизнь Ивана Фомича Круковского кардинальные перемены: в июле 1919 г. его семья покинула Екатеринбург, уйдя с отступающими колчаковцами. С тех пор о судьбе Ивана Круковского, имевшего полное право именоваться первым “макаронником” Урала, нет никаких известий. Тем не менее, он успел приохотить уральцев, как к макаронам, так и к спагетти.

 

 
 

 

Микитюк В. П.

научный сотрудник Института Истории и Археологии УрО РАН.

Троебогатый Фомич.

  Иван Фомич Круковский не принадлежал к числу коренных уральцев. Точных данных о времени и месте его рождения пока не обнаружено. Известно лишь, что Иван Круковский родился около 1856 г. в дворянской семье, которая, скорее всего, имела польские корни. По крайней мере, фамилии польских дворян Круковских и Корвин-Круковских встречались в российской империи достаточно часто. Родители Ивана Фомича, по-видимому, уже обрусели, поскольку Иван Круковский в анкетах всегда указывал, что он русский и православный.

В молодости Иван Круковский совсем не мечтал о предпринимательской стезе. В 1883 г. он окончил Санкт-Петербургский Лесной институт и был причислен к министерству государственных имуществ. В этом же году молодой лесничий получил чин коллежского секретаря. Дальнейшие семь лет пока являются темным пятном в биографии Круковского. В конце 80 — начале 90-х гг. он появился в Екатеринбурге, с которым связал свою судьбу на долгие годы. Несколько ранее Иван Фомич сочетался законным браком с Екатериной Андреевой, дочерью известного и весьма состоятельного екатеринбургского купца Якова Прохоровича Андреева, являвшегося владельцем ряда промышленных предприятий и банкирской конторы.

Жена принесла бывшему лесничему солидное приданное, в том числе каменный двухэтажный дом, каменный флигель с подвалом, пивоваренный завод, расположенные по адресу: ул.Колобовская, 36. Став предпринимателем и заводовладельцем, Круковский весьма энергично принялся за дело. Пивоваренный завод находился в аренде у Владимира Пономарева, старинного служащего Я.П. Андреева. Иван Фомич разорвал арендные отношения, но и сам продолжать производство пива не стал, так как считал, что у пивзавода нет будущего. В Екатеринбурге в этот период уже имелись пивоваренные заводы, которые вели между собой острую конкурентную борьбу. Эта борьба постоянно обострялась, особенно ожесточенной она стала после того, как в Екатеринбург стала поступать продукция крупнейшего уральского пивоваренного предприятия - Талицкого завода Поклевских-Козелл.

Правильно оценив ситуацию, Круковский закрыл пивоваренный завод и в 1889 г. начал строительство двух новых, сравнительно небольших, предприятий. Нужно отметить, что Иван Круковский пошел весьма рискованным путем: он в короткое время построил два завода по производству обоев и вермишели. Подобная продукция была хорошо известна екатеринбуржцам. Многие жители Екатеринбурга охотно лакомились привозными макаронными изделиями, а внутренние помещения большого количества екатеринбургских домов были оклеены обоями, как правило, московского и петербургского производства. Недостатка в обоях в екатеринбургских магазинах не было.

В 1890 г. Иван Фомич пустил фабрику обоев, которая выпускала и другую продукцию, в том числе: разнообразные бордюры, панели, фальшпотолки, а также “розетки, углы, средники, карнизы и тяги всевозможных рисунков и стилей”. Эта продукция довольно быстро нашла признание у потребителей — Круковский производил товар качественный, да и цена его была вполне приемлемой. Кроме того, Иван Фомич весьма точно оценил ситуацию. В Екатеринбурге, да и в его окрестностях, велось оживленное жилищное строительство, поэтому спрос на продукцию Круковского постоянно рос. Многие уральские купцы, обустраивая свои жилища, использовали модные в этот период обои. Во многих домах устраивались зеленые, сиреневые, розовые и других цветов комнаты со стенами, оклеенными обоями соответствующего цвета, к которым подбирались тех же тонов абажуры, скатерти, шторы. Впрочем, у любителей разноцветных комнат обои тоже были в чести.

Бордюры, панели и фальшпотолки также пришлись по вкусу покупателям. Форс и гонор требовали обустраивать дома по дворянской моде, с обильной лепниной, которая украшала и потолки и стены. Фальшпотолки, изготовляемые из папье-маше, смотрелись не хуже настоящей лепнины, да и цена не отпугивала потенциальных покупателей. Кроме того, Иван Фомич не ограничивался одним Екатеринбургом и ближайшими населенными пунктами. Иван Круковский установил надежные связи с рядом торговцев, благодаря чему его продукция продавалась во многих городах Урала, а также попадала в Сибирь. В частности, в Томске обоями успешно торговал магазин Г.И. Ливена. Не забывал Круковский и о Ирбитской ярмарке, ежегодно сбывая там немалую часть своей продукции.

В 1893 г. Иван Фомич основал фабрику по производству макарон, вермишели и спагетти. Вообще в предпринимательской деятельности И.Ф. Круковского четко прослеживается тенденция к открытию таких предприятий, которые являлись новыми не только для Екатеринбурга, но и для урало-сибирского региона. Это, конечно, не избавляло от конкуренции, но заметно снижало ее остроту, поскольку Круковский мог предложить покупателям более низкие цены, нежели конкуренты, торговавшие привозным и поэтому более дорогим товаром.

Обе фабрики (макаронная и обойная) находились в Екатеринбурге по адресу: Вознесенский проспект, 45. В 1907 г. фабрики произвели продукции на 72,5 тысяч рублей, в 1908 г. обоев было произведено на 60 тысяч рублей, макарон — на 8 тысяч рублей. В 1909 г. обойная фабрика выпустила 550 тысяч кусков обоев на 50 тысяч рублей, в том же году макаронная фабрика выдала 6 тысяч пудов продукции на 18 тысяч рублей. К этому времени И.Ф. Круковский уже обладал шутливым прозвищем “троебогатый Фомич”, поскольку в 1903 г. он недалеко от Уктуса основал третье свое предприятие — фабрику под названием “Гера”, на которой наладил производство ручных прессов для пакли, сена, шерсти, а также плугов, молотилок, соломотрясов, веялок, приводов и прочего. В 1913 г., отвечая новым реалиям времени, на фабрике “Гера” началось производство пневматических двухцилиндровых ассенизационных насосов, а также канализационных люков.

Продукция этого завода продавалась со складов в Уктусе и на Ирбитской ярмарке. Иван Фомич торговал не только изделиями собственных заводов, он охотно заключал договора с российскими и зарубежными предпринимателями, получая право на реализацию их продукции. В частности, на его складах имелись сельскохозяйственные машины фабрики “Томас Осборн”, а также продукция “Торецкого сталелитейного и механического анонимного общества”. Кроме того, Иван Фомич был представителем московской фирмы А. Гантер и содействовал тому что, в 1894 г. эта компания получила контракт на сооружение небольшой электростанции и организацию электроосвещения ирбитского Пассажа.

Иван Фомич был не только известным предпринимателем, но и весьма активным общественным деятелем. В 1900 г. он вступил в Уральское общество любителей естествознания, кроме того, он был действительным членом екатеринбургского благотворительного общества, входил в общество попечения о начальном образовании в г. Екатеринбурге и его уезде и в общество милосердия. Неплохо разбираясь в строительном деле, Круковский не раз избирался в состав различных комиссий, ведавших сооружением общественных и благотворительных зданий. В частности, он входил в состав строительного комитета, который занимался сооружением Верх-Исетского сиротско-воспитательного дома им. С.А. Петрова. После того как этот приют был построен, Круковский был членом его попечительского совета и некоторое время председателем.

В 1894 - 1917 гг. Круковский был гласным (депутатом) городской думы. За это время он многократно избирался в состав всевозможнейших думских комиссий. В частности, он был членом попечительского совета 2-го городского училища, был членом комиссии по рассмотрению норм оценки городских недвижимых имуществ для обложения земскими сборами, комиссии по устройству и эксплуатации городской лесной дачи, комиссии по устройству на Урале высшего учебного заведения, комиссии по постройке нового театра. В разные годы Иван Фомич был членом попечительских советов художественно-промышленной школы и 2-й женской гимназии. В 1914 г. Круковский был избран членом 12 думских комиссий, в том числе железнодорожной, лесной, строительной, оценочной, финансовой. Этим он установил личный рекорд среди гласных екатеринбургской думы. Впрочем, подобная активность “троебогатого Фомича” нравилась далеко не всем. Откликом на избрание Круковского в 12 комиссий стало шутливое стихотворение, опубликованное в “Уральской жизни”:

“То стародумский ветерок,

То новодумское светило,

То электричества тиран,

То театральный заправила;

То словно пташка голосист,

То молчалив как небожитель,

То чрезвычайный финансист,

То выдающийся строитель,

То припутейский генерал

И за вокзалы ратоборец;

То для театра - театрал,

То для купцов - гостиннодворец;

То прародитель мостовых,

То истин созидатель,

То покровитель дач лесных,

То дел оценочных приятель;

То сверхобщественный талант, -

Король над думой (без короны),

То пресловутый фабрикант,

Производящий макароны;

То просто друг, то вождь большой,

То наблюдатель, то работник,

Он всеобъемлющей душой

До всякой должности охотник.

Его не могут устрашить

Число и смысл серьезных миссий;

Готов он с пользой послужить

Хотя бы в дюжине комиссий. . .

По праву должен быть он горд,

Что нынче вновь, без напряженья,

Побил блистательный рекорд

В комиссионном отношении.

К слову сказать, данное стихотворение направлено не столько против самого Круковского, сколько против существовавшей избирательной системы, благодаря которой большая часть городского населения не имела никакой возможности участвовать в деятельности органов самоуправления. Это и вело к тому, что в думе и думских комиссиях мелькали одни и те же фамилии. Авторитет же Круковского был достаточно высок, особенно в предпринимательской среде, которая не только делегировала его в думу, но и сделала гласным уездного и губернского земств, биржевым старшиной, почетным мировым судьей при Екатеринбургском окружном суде.

В предреволюционные годы Круковский потерял право именоваться “троебогатым Фомичем”, так как фабрику “Гера” он передал своим сыновьям — Анатолию и Юрию, которые создали товарищество “А. и Ю. Круковские и Ко” Старший из сыновей, Анатолий Иванович, окончив екатеринбургское реальное и московское высшее техническое училища, имел звание инженера-механика и некоторое время управлял отцовской обойной фабрикой. Возглавив чугунолитейный и механический завод “Гера”, Анатолий Круковский начал выпускать сверлильные и токарные станки, бегуны, трансмиссии, мельничное оборудование, глиномялки и прочее. Дело свое молодой Круковский знал отлично. Даже советские чиновники, не склонные делать комплименты буржуям, характеризовали его “как знающего и любящего свое дело”.

Анатолий Круковский был также членом товарищества “Инженер А.И. Круковский, К.П. Аваев и Ко”, которое занималось устройством центрального отопления и вентиляции в жилых и производственных помещениях.

После победы большевиков Круковские некоторое время жили в Екатеринбурге, продолжая заниматься бизнесом. В частности, завод “Гера” не был национализирован и им по-прежнему руководил Анатолий Круковский, правда под контролем фабзавкома. С приходом белых Круковские вновь приняли участие в общественной деятельности, прежде всего это касается Ивана Фомича, бывшего активистом партии кадетов. В ряде общественных акций успело отметиться и младшее поколение Круковских. В июне 1919 г. Нина Ивановна Круковская приобрела библиотеку С.А. Тихоцкой и в июне 1919 г. продала ее городской думе, поставив следующие условия: библиотека должна оставаться в Екатеринбурге и не должна делиться и продаваться по частям; библиотека должна быть доступной всему населению; прибыль должна идти на ремонт здания и приобретение новых книг. Дума эти условия приняла, но распорядиться ей как следует, не успела из-за наступления Красной Армии. В июле 1919 г. семья Круковских покинула родной город, и с тех пор о них практически ничего не известно.

© В.П. Микитюк

 

На главную

А. Л. Круковский © Copyright 2003

 

  Чехлы на айфон 5 чехол на айфон на softmag.com.ua.